Пальмира

Palmira

Из всех многочисленных памятников Сирии наибольшей известностью пользуются руины Пальмиры. Пальмира – древний город в Тадморском оазисе, в сердце Сирии. Название этого города давно уже стало нарицательным (например, Северной Пальмирой называли Санкт-Петербург). Величественные храмы, гробницы и колоннады Пальмиры поражают воображение и соперничают с самыми знаменитыми сооружениями античной Греции и Италии.

В 271 г. Рим торжественно встречал вернувшегося из Сирийского похода триумфатора – императора Аврелиана. Тяжелым маршем шли покрывшие себя славой на полях сражений легионы, под ликование римлян загорелые воины несли захваченные в боях трофеи. А за триумфальной колесницей императора шла в золотых цепях плененная Зенобия – царица легендарной Пальмиры, могущество которой было повергнуто в прах непобедимыми римскими легионами…

Пальмира – древний город в Тадморском оазисе, в сердце Сирии. Люди избрали это место неслучайно: на долгом караванном пути от морского побережья к Евфрату среди бесплодных каменистых холмов и песка лишь здесь пробиваются водные источники. Один из них, сернистый источник Эфка, считался в древности священным. Археологические раскопки показали, что поселение здесь существовало еще в конце III тысячелетия до н. э.

Первое упоминание о Пальмире (под именем Тадмор, которое и сейчас носит расположенное близ древних руин арабское селение) встречается в вавилонских клинописных текстах XIX в. до н. э. Потом более тысячи лет об этом городе упоминаний нет. Снова это имя появляется во времена первых ассирийских завоевателей. В ту пору в Тадморском оазисе жили арамеи. Они наряду с арабами и образовали ядро населения Пальмиры.

К I в. н. э. Пальмира превратилась в крупнейший торговый и культурный центр. Она была главным звеном в торговле Востока и Запада: здесь, на границе безводной пустыни, кончалась благоустроенная дорога от побережья и начиналась кратчайшая караванная тропа к Евфрату. Здесь останавливались на отдых караваны из Аравии, Персии, Индии и даже из Китая. Разноплеменные торговцы приносили здесь жертвы своим богам. В городе к тому времени существовало множество храмов, посвященных самым различным божествам: Баалу, Хададу, Атаргатис, Иштар, Набо, а также Арсу и Азизу – покровителям караванщиков. Помимо богов, купцы из далеких стран привозили в город самые разнообразные товары. Пальмира быстро богатела и, расположенная между двумя могучими соперниками – Римом и Парфией, – успешно извлекала выгоды из своего транзитного положения.

Богатство города неудержимо притягивало к себе взоры соседей. В 41 г. до н. э. Пальмиру безуспешно пытался захватить римский полководец Марк Антоний, которому нужны были деньги для борьбы с Октавианом Августом. Вскоре после 40 г. до н. э. Антоний все же захватил и разграбил Пальмиру. При императоре Тиберии, преемнике Августа, город вынужден был платить дань римлянам. Тогда же древний Тадмор и получил название Пальмира – «Город пальм». При римлянах здесь были проложены хорошие дороги и упорядочены торговые сношения, что принесло Пальмире новое процветание.

Примерно в 200 г. н. э. Юлия Домна, дочь жреца из сирийского г. Эмессы (ныне Хомса), стала супругой римского императора Септимия Севера. Он освободил Пальмиру – возможно, из любви к своей жене – от поземельного налога. Сестре его жены, Юлии Месе, с помощью интриг удалось посадить на римский трон своего внука Гелиогабала. После того как его убили, императором стал сириец Александр Север. Он и его преемники способствовали – под влиянием своих сирийских жен или по причине собственного сирийского происхождения – развитию Сирии и приложили много усилий для дальнейшего расцвета Пальмиры.

Пик могущества Пальмиры приходится на II – III в. Значение города резко возросло в ходе борьбы между Римом и преемниками парфян – Сасанидами. А после того как император Валерий, потерпев поражение в битве с Сасанидами, был взят в плен, судьба восточных провинций Рима стала уже полностью зависеть от Пальмиры.

В то время в городе правила династия царей арабского происхождения. Самый выдающийся представитель этой династии, царь Оденат, прозванный Великим, в 260 г. отважился даже напасть на своих могущественных восточных соседей – Сасанидов. Ему удалось разбить их армию и осадить их столицу Ктесифон (близ современного Багдада). Благодарность не заставила себя ждать: за победу над персами римский император Галлиен пожаловал Оденату титул «императора и восстановителя всего Востока», а Пальмира вновь обрела независимость.

В роли «спасителя Рима» Оденат чувствовал себя довольно уверенно, но тем не менее он был достаточно умен, чтобы не перегнуть палку. Его стремление продемонстрировать свое превосходство перед другими правителями граничило с осмотрительностью – как бы не спровоцировать Рим. Поэтому он велел именовать себя не императором, а всего лишь «царем царей» – по древней восточной традиции.

Оденат оставался неограниченным владыкой Сирии до 267 г., когда он был убит в Эмессе. И тут настало великое время для Зенобии, его жены. Арабы называли ее Зубайдат – «женщина с прекрасными, густыми и длинными волосами». Современники прославляли ее совершенную красоту, храбрость, мудрость и энергию. При ней Пальмира пережила последний период своего расцвета.

Однако если Оденату Рим был обязан спокойствием на своих восточных границах, то Зенобии он не был обязан ничем. Римский император Галлиен отказался признать за малолетним сыном Одената право на императорский титул. Зенобия, установившая к тому времени господство почти над всем Востоком, не вынесла такого оскорбления. Она отвергла претензии Рима на территории, завоеванные ее покойным мужем в борьбе против Сасанидов, а когда император попытался добиться своего силой, войска Зенобии разбили римские отряды. Мало того: воспользовавшись нападением готов на Рим, Зенобия отправила своего полководца Забду завоевывать территории, остававшиеся под римским контролем, – Египет и Малую Азию. Забда успешно справился со своей задачей: римляне были разбиты, и обе провинции вошли в состав Пальмирского царства. Отныне Зенобия становилась владычицей всего Востока – от Евфрата до Нила и от песков Аравии до Анатолии.

Однако, в отличие от мудрого Одената, у Зенобии отсутствовало чувство меры. Она провозгласила себя Августой, а сына своего

нарекла Августом – титулом, который мог принадлежать только римской императорской чете. Тетива натянулась до предела. А когда Зенобия начала чеканить собственные монеты с изображением себя и своего сына, эта тетива лопнула.

В 271 г. император Аврелиан прервал все переговоры с послами Зенобии и выступил в поход. Один из римских отрядов высадился в Египте, а главные силы во главе с императором начали наступление в Малой Азии. У стен Антиохии пальмирская армия была разбита. Аврелиан преследовал ее до Эмессы. Здесь Зенобия, лично руководившая своими войсками, потерпела полное поражение.

Она бежала в Пальмиру. Аврелиан шел за ней по пятам. Римские легионы осадили город. Предложение капитулировать Зенобия отклонила и спешно принялась за усиление оборонительных сооружений. На помощь царице выступили племена кочевников-бедуинов, но римляне без труда отбили их натиск. И все же Зенобия не сдавалась. Она попыталась пробраться к заклятым врагам римлян – Сасанидам, чтобы просить у них помощи. Ее план чуть было не удался. В сопровождении верных людей она верхом на верблюде через пустыню добралась до Евфрата. Однако здесь Зенобию настиг римский отряд. Царицу опознали, схватили и доставили в лагерь императора. Пальмира капитулировала…

Город умирал долго. После разгрома, устроенного Аврелианом, здесь размещался римский гарнизон. При императоре Диоклетиане, на рубеже III–IV вв., в Пальмире возобновилось строительство, которое, однако, носило в основном военно-оборонительный характер. На огромной площади в 30 тысяч кв. м раскинулся лагерь римских войск, получивший название лагеря Диоклетиана. Вновь отстроенные оборонительные стены ограждали значительно меньшую, чем ранее, территорию, так как население города к этому времени резко сократилось. Сооружение римского лагеря стало последним этапом в истории города.

При византийцах Пальмира еще существовала как незначительный пограничный пункт, а при арабах она уже пришла в полный упадок. Постепенно пески пустыни занесли остатки былого величия города.

Развалины Пальмиры стали известны только в XVII в. Сначала случайно попавшие сюда купцы и путешественники, а со второй половины XIX в. – научные экспедиции познакомили европейцев с этим вызывавшим удивление и восхищение городом. Раскопки Пальмиры начались в 1920-х гг. и продолжаются до сих пор. Сегодня комплекс руин этого древнего города включен в список всемирного исторического наследия ЮНЕСКО.

Сохранности построек Пальмиры во многом способствовало их местоположение среди песков пустыни, вдали от больших городов и переместившихся к югу торговых путей. Развалины Пальмиры расположены в котловине меж отрогов холмов Джебель-Хаяне и Джебель-эль-Карр. Город имеет очертания эллипса, протянувшегося с юго-востока на северо-запад. Его длина составляет около 2 км, ширина вдвое меньше. Хорошо сохранились оборонительные стены, в кольце которых расположены главные памятники города. Строительными материалами для городских построек послужили желтый песчаник, белый кристаллизованный известняк и розовый асуанский гранит, привозившийся из Египта.

Ко времени римского завоевания сложились два исторических центра Пальмиры: культовый на востоке и торговый на западе. Их связывала древняя караванная дорога. Впоследствии на месте этой дороги была проложена главная улица города, известная под именем Большой колоннады. Это – архитектурный символ Пальмиры, сердце древнего города и его главная достопримечательность.

Большая колоннада протянулась с юго-востока на северозапад, от храма Бела до так называемого Надгробного храма. Этот великолепный проспект сооружался на протяжении многих десятилетий, а его закладка совпадает с визитом в Пальмиру римского императора Адриана в 129 г. Очевидно, пальмирцы постарались к этому событию украсить свой город.

Обычно центральные магистрали римских городов были идеально прямыми. Большая колоннада Пальмиры стала исключением: сохраняя основное направление, она дважды слегка изгибается. Это объясняется тем, что магистраль следовала за направлением старой караванной дороги и подчинялась уже существовавшей ранее городской планировке.

Общая длина улицы достигает 1100 м, ширина проезжей части —11 м. По обеим сторонам ее тянулись крытые портики с двумя рядами колонн из золотистого известняка и розового асуанского гранита. Подобные колоннады были типичным украшением римских городов. Но нигде, кроме североафриканского г. Тимгада (Тамугади), они не сохранились так хорошо, как в Пальмире.

Колонны Большой колоннады, включая фундамент и капители, достигают высоты 10 м. Поверхность колонн, особенно в нижней их части, сильно повреждена. Это – результат многовековой работы песка, приносимого ветром из Сирийской пустыни. Местами стройный ряд колонн прерывается красиво вписанными в него полукруглыми арками – они отмечают начало отходивших от Большой колоннады боковых улиц города. Западный участок дороги заканчивается четырехсторонней аркой-тетрапилоном, отмечавшей место пересечения главной улицы с наиболее важными боковыми магистралями. На каждом из четырех углов перекрестка возвышаются установленные на высоких цоколях колонны из розового асуанского гранита, привезенные в Пальмиру из Египта.

Украшением центрального участка Большой колоннады служит монументальная триумфальная арка, построенная около 200 г. Ее скульптурное убранство отличает особая пышность. Далеко не все его детали сохранились, но и в настоящем своем виде триумфальная арка является одним из наиболее впечатляющих сооружений Пальмиры. Она поставлена с таким расчетом, что через ее пролеты открывается эффектный вид на храм Бела. Последний участок Большой колоннады сворачивал от арки на юг и подводил к входу в это святилище.

Храм Бела (Баала) – местного верховного божества, повелителя неба, грома и молнии, аналога древнегреческого Зевса, был главной святыней города. Это самое большое сооружение Пальмиры. Его постройка завершилась в 32 г. н. э. Обширный комплекс некогда состоял из двора, обнесенного оградой, ритуальных бассейнов, алтарей и собственно храма. К входу в святилище вели широкие ступени и пологие пандусы, предназначавшиеся для жертвенных животных. Вход оформляли восьмиколонные пропилеи с традиционными для восточной архитектуры башнями по сторонам.

Руины храма возвышаются посередине почти квадратного,окруженного колоннадами двора. Наряду с элементами греко-римского архитектурного стиля в его облике ощущается влияние восточных традиций: римские архитектурные формы сочетаются с восточной пышностью и грандиозностью. К сожалению, исчезли бронзовые капители, некогда увенчивавшие 20-метровой высоты колонны: руины храма еще в древности не раз подвергались разграблениям. Позднее арабы использовали храм в качестве крепости в борьбе с крестоносцами, и здание сильно пострадало. Однако и сейчас, с полуразрушенной колоннадой, лишенный скульптурного убранства, храм поражает монументальностью и величием облика, совершенством пропорций.

Второй по значению храм Пальмиры посвящен Баалшамину. Это божество почиталось во всей Сирии. Его называли владыкой небес, божеством благодетельным, посылающим дождь. Храм Баалшамина был освящен в 131 г., как начертано на одной из его колонн. Он представляет собой типично римскую постройку, с глубоким шестиколонным портиком, колонны которого некогда украшали статуи. Сравнительно небольшой по размерам, этот храм производит монументальное впечатление благодаря своим массивным формам. Совершенством пропорций, гармонией и особой величественностью он превосходит храм Бела. Перед храмом стоял древний алтарь с посвятительной надписью на греческом и арамейском языках.

Святилища Бела и Баалшамина – не единственные культовые постройки в Пальмире. Но только два этих храма сохранились почти полностью и дают ясное представление о пальмирских храмовых постройках.

Вдоль Большой колоннады располагалось множество крупных общественных сооружений. Прямо за триумфальной аркой, слева от колоннады, находится святилище сирийского бога Набо – аналога греческого Аполлона. Прямоугольный храм, построенный в I в. н. э., окружала торжественная колоннада с шестью колоннами на торцовых и двенадцатью – на боковых сторонах. Стены портиков украшали росписи. От этого храма сохранился лишь высокий подиум с лестницей, на котором видны основания колонн.

Напротив храма Набо возвышаются руины огромных терм, сооруженных, как гласит сохранившаяся надпись, Сосианом Гиероклом, наместником Сирии при императоре Диоклетиане. Однако археологи установили, что при Диоклетиане была произведена лишь реконструкция терм, а само здание сооружено на 100 лет раньше. Своими размерами и богатством убранства термы Пальмиры не уступали знаменитым римским термам, но сегодня от них уцелели только портик с монолитными колоннами из порфира и прямоугольный бассейн, в который спускались по каменной лестнице. Термы снабжались водой из источника, расположенного к северо-западу от города. Сохранилась часть шедшего оттуда водопровода.

За храмом Набо располагается здание пальмирского театра. Он не такой большой, как другие театры античного времени, но отличается особенной изысканностью в оформлении. С западной стороны к театру примыкают руины пальмирского Сената. Рядом с ним расположен вход на агору – прямоугольную, окруженную портиками площадь, служившую рынком и местом городских собраний. Здесь с особой трибуны ораторы обращались к своим слушателям, сообщали о последних событиях и оглашали указы городской администрации. Отсюда представители Сената, правившего Пальмирой до начала II в., оповещали народ о своих решениях.

Агора окружена различными по величине сооружениями. Одно из них, с массивными стенами и широкими дверями, было, очевидно, караван-сараем. Неподалеку от агоры была найдена огромная плита-стела длиной почти 5 м, относящаяся к 137 г. н. э., – знаменитый «Пальмирский тариф». Стела содержит написанные на греческом и арамейском языках решения Сената о налогах и тарифах, которыми облагался город, например за пользование водой из источника. Эта плита, обнаруженная в 1881 г. русским путешественником Абамелек– Лазаревым, хранится теперь в Государственном Эрмитаже (Санкт-Петербург).

Самое позднее из сооружений Пальмиры – лагерь Диоклетиана. В его центре была устроена площадь, на которой ныне возвышаются руины храма Знамен, где когда-то хранились боевые знамена римских легионов. От храма уцелели задняя стена, монументальная лестница в 16 ступеней, нижние части стен и большое число богато орнаментированных блоков, обрамлявших дверные проемы. Надпись над входом сообщает имя строителя лагеря Диоклетиана – Сосиана Гиерокла.

Лагерь Диоклетиана вплотную примыкает к крепостным стенам. За ними начинаются окружающие город холмы, на самом высоком из которых возвышается средневековая арабская крепость Калаат Ибн-Маан. Для постройки ее стен и башен использовались остатки пальмирских зданий. От крепости открывается великолепный вид на развалины древнего города.

На склонах окружающих Пальмиру холмов возвышаются полуразрушенные башни. Это – городской некрополь, где сохранилось множество древних гробниц. Их величественные башни, достигающие 20 м в высоту, придают пейзажу особую торжественность. Подобных погребальных сооружений нет в других районах Сирии. Как установили археологи, самые древние башни в некрополях Пальмиры были воздвигнуты над обширными подземными гробницами – гипогеями. Такие гробницы служили общей усыпальницей многим поколениям одного рода, а иногда даже сдавались внаем.

Развалины Пальмиры с ее колонными улицами, базиликами, алтарями и гробницами, наверное, можно считать классическим образцом древнего города – таким, каким его традиционно рисует воображение: громадные глыбы храмов, обломки погребальных сооружений, поросшие травой ступени амфитеатров, полуразвалившиеся ионические и коринфские колонны, устремленные в небо, валяющиеся на земле расколотые капители, выщербленные ниши с пьедесталами для скульптур, разбитые барельефы… Время было безжалостно к древнему городу. Долгое время служившие лишь пристанищем шакалов, руины Пальмиры сегодня известны на весь мир и обрели вторую жизнь, став одним из крупнейших туристических центров Ближнего Востока.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *