03.12.2022
Petra

Петра

Петра – один из самых необычных и странных городов Земли. О нем с восхищением писали Диодор Сицилийский, Эратосфен, Евсевий Кесарийский, Страбон, Птолемей. Здешние места хорошо известны по Библии. Неподалеку расположена гора Небо, на которой умер Моисей после того, как вывел из Египта еврейские племена в землю обетованную. Ближе к Петре тянется узкое и длинное ущелье Зик, стены которого поднимаются на высоту 100 м. Именно здесь Моисей ударом жезла извлек воду из скалы. Небольшая высохшая речка, в каньоне которой расположена Петра, носит сегодня название Вади-Муса – «река Моисея».

Дорога в Петру идет на юг от Мертвого моря, по направлению к Акабе, известному и единственному иорданскому курорту на Красном море. Когда-то здесь проходила легендарная дорога благовоний. Позднее на этой земле возникло государство Эдом, известное по Библии как заклятый враг Израиля. В эти времена и появилось на месте нынешней Петры первое укрепленное поселение, получившее название Села – «камень, скала». Позднее это имя было переведено на греческий язык – Петра («камень»).

На рубеже IV–III тысячелетий до н. э. в этих местах расселились племена арабов-набатеев, ранее кочевавших по Аравийской пустыне. Соприкоснувшись с эллинистическо-римским миром, бывшие кочевники проявили исключительные способности к восприятию и переработке культурных достижений. От арамейцев они переняли письменность, приспособив ее к своей фонетической системе, и на ее основе создали письмо, которое стало прототипом современной арабской письменности. А в окруженной отвесными скалами труднодоступной котловине набатеи основали свою столицу – Петру.

На протяжении более чем 500 лет набатеи терпеливо высекали храмы, мавзолеи и жилища в окружавших Петру розово-красных скалах. Попасть в город можно было только по узкому ущелью, где сотня-другая хорошо вооруженных воинов могла бы сдержать натиск целой армии. Римляне, пытавшиеся завоевать царство набатеев, вначале потерпели крах: Петра оказалась неприступной. Знаменитый полководец Скавр, испытанный в многочисленных битвах и привыкший к победам, вынужден был снять осаду с Петры. Но скоро набатеи поняли, что для них выгоднее пойти на союз с римлянами. В I в. н. э. их царство фактически стало римским протекторатом, а при императоре Траяне оно было присоединено к римской провинции Аравия.

Землетрясение 363 г. разрушило большую часть Петры. Постепенно жители покинули ее, и долгое время в городе не бывал никто, кроме кочевников-бедуинов. В XII в. крестоносцы построили неподалеку от Петры крепость. После победы Салах-ад-дина над христианами ее жители были обращены в ислам.

Открытие Петры связано с именем швейцарского путешественника и исследователя Иоганна Людвига Буркхардта. В 1812 г., переодевшись купцом, так, что на первый взгляд его никак нельзя было отличить от паломников-мусульман, он пробирался из Алеппо в Египет через Акабу. Недоверчивым бедуинам швейцарец представлялся как «шейх Ибрагим», паломник, возвращающийся из Иерусалима в Каир. По пути он неожиданно узнал, что знаменитая Петра, легендарный скальный город, который он тщетно разыскивал долгие годы, расположена совсем близко…

Все началось с того, что неподалеку от селения Эль-Карак Буркхардт нашел несколько медных монет. На них по-гречески было написано «Петра». От местных жителей путешественник узнал, что в этих местах часто находят золотые и серебряные монеты. Ювелиры охотно покупают их.

Буркхардту было известно, что Петра располагалась в горном районе, среди высоких скал, до которых трудно добраться. Древние географы достаточно точно описывали местоположение города. Но ни по географическим, ни по историческим данным Эль-Карак никак не мог быть древней Петрой. И Буркхардт решил как можно тщательнее исследовать окрестные места – каждое поселение, каждую долину. Огромный город не мог бесследно исчезнуть с лица земли!

Поиски, сопряженные с немалыми трудностями и риском, привели Буркхардта в долину Вади-Муса. Еще в Сирии ему говорили, что в этой долине якобы таятся несметные богатства. Путешественника сопровождал лишь один проводник– бедуин. Верхом они пробирались через абсолютно пустынную местность, минуя заброшенные арабские деревни. В одной из них Буркхардт увидел несколько глыб мрамора, лежащих на дороге. Откуда они здесь?

Продолжая свое путешествие, оба всадника вступили на тропу, с обеих сторон стиснутую отвесными скалами. Ущелье становилось все уже и уже. Наконец расстояние между высокими, более чем 100-метровой высоты, отвесными скалами из красного песчаника сузилось до 2 м. Голубое небо виднелось только через узкий просвет. Луч солнца не заглядывал сюда. Ни кустика, ни травинки меж камней.

Примерно через 300 шагов ущелье расширилось и вышло к глубокому оврагу, отделявшему тропу от отвесного склона горы. На дне его струился мелководный ручей Вади-Муса. На берегах ручья Буркхардт заметил остатки каменной облицовки. А еще дальше – акведук, перекинутый между скалами, развалины, ниши, выдолбленные в скалах… В некоторых нишах сохранились постаменты для статуй.

Просвет между скалами увеличивался. Ошеломленный Буркхардт шел, не в силах оторваться от невероятного зрелища, которое разворачивалось перед ним: отвесные скалы все гуще и гуще покрывались рельефными украшениями, карнизами, низкими дверными проемами, и все это связывалось воедино, образуя огромный и таинственный ансамбль.

Неожиданно ущелье распахнулось. От яркого света Буркхардт на секунду зажмурился, а когда открыл глаза, то у него перехватило дыхание: прямо перед ним на фоне скалы возвышался древний храм. Огромный, изумительно стройный, таинственно мерцающий розовато-красным светом. Гармония и изящество пропорций, розовый цвет песчаника, из которого храм был сделан, и, наконец, его прекрасная сохранность – все было поразительно. Никому бы и в голову не пришло, что в этом Богом и людьми забытом месте скрывается великое творение великих мастеров!

Буркхардт, словно в фантастическом сне, двинулся к храму. Здесь его ждало еще одно потрясение: то, что он сначала принял за храм, было искусно высеченным прямо в скале двухъярусным фасадом высотой около 40 м. А самим храмом являлась скрывавшаяся за ним пещера –огромный зал высотой в 8 м, вырубленный прямо в скале.

Монументальный и одновременно изящный фасад храма в изобилии украшали колонны, статуи и рельефные женские фигуры в развевающихся одеждах. На нижнем портике сиял солнечный диск с рогами коровы – символ египетской богини Исиды. На верху портиков виднелись скульптуры львов– охранителей. Внутри стены зала были гладкие, так же как и потолок, и лишь ту, на которой располагался вход, украшала резьба. Высеченные в скале галереи вели во внутренние палаты с колоннами. В каждой палате – колоссальные статуи. В полутьме Буркхардт рассмотрел фигуру женщины, сидящей на верблюде. А рядом – небольшие залы-усыпальницы…

«Что это?» – спросил изумленный Буркхардт проводника. «Это дворец фараона, который здесь жил когда-то. А потом все поумирали, и дворец превратили в гробницу в память о нем».

Выйдя из храма, они прошли еще шагов двести. Среди утесов появлялись все новые и новые высеченные в скалах храмы, дворцы и гробницы. Все фасады имели пирамидальную форму, но отличались чрезвычайно разнообразным декором. Иногда было трудно понять, где кончалась скала и начинался храм или дом.

Но вот скалы расступились, освобождая место для большого амфитеатра. Все его сиденья – а их не менее 3000 – были тоже высечены в скале. Арена посыпана гравием, и, если бы ветер не разметал его в разные стороны, можно было подумать, что лишь вчера на ней состоялось очередное представление. Судя по размерам, театр мог вмещать до 4000 зрителей.

Недалеко от театра – триумфальная арка, явно римских времен. Далее простиралась долина, густо усеянная развалинами домов, храмов, мавзолеев, грудами камней, обломками колонн. Одних только гробниц Буркхардт насчитал не менее 250. И все они, судя по архитектуре, относились к различным историческим периодам.

Так была открыта Петра – легендарный скальный город. Сегодня это один из самых популярных туристических объектов Ближнего Востока. Тысячи людей приезжают сюда, чтобы воочию увидеть таинственный город народа набатеев, вышедшего из пустыни, осевшего здесь и за очень короткий промежуток времени создавшего поразительные произведения искусства.

Дорога в Петру и в наши дни осталась такой же сложной, как во времена Буркхардта. Знакомство с городом начинается с узкой тропы, к которой с двух сторон подступают отвесные скалы, словно смыкающиеся на высоте 100–150 м и образующие подобие тоннеля. Солнце не заглядывает в этот каньон; лишь синеющая полоска неба напоминает о том, что стоит ясный солнечный день. Через некоторое время скалы меняют оттенок, из коричневых превращаясь сначала в светло-коричневые, а затем в бурые и розово-красные. В полумраке глаза вдруг начинают различать довольно большие ниши для статуй. Чем дальше, тем больше ниш в скалах, причем иногда они уже расположены по две-три, а некоторые с обеих сторон обрамлены пилястрами.

Наконец ущелье вдруг расширяется, и в глаза ударяют особенно яркие после тьмы каньона лучи солнца. Невольно зажмуриваешься, а когда открываешь глаза, трудно сдержать восхищенный возглас: перед вами – гармоничное, легкое, стройное и вместе с тем огромное здание,словно излучающее розовато-красный свет. Что это? Храм? Дворец? Кому он принадлежал?

Это – Эль-Хазне, знаменитый скальный храм-мавзолей, «Сокровищница фараона», как называют ее арабы. Мавзолей создан скорее всего во II в. – возможно, в связи с посещением Сирии императором Адрианом. Точное назначение сооружения до конца не выяснено. Есть предположение, что первоначально это был храм богини Исиды. Во всяком случае, многие черты памятника говорят о том, что его могли построить мастера, знакомые с приемами зодчества Александрии Египетской.

Мавзолей Эль-Хазне – пример величайшего мастерства древних архитекторов и камнерезов. Стоит задуматься о том, с помощью каких приемов они высекали фасад, на основании каких расчетов, каких предварительных проектов. Но ответов нет, и можно строить лишь предположения.

Огромная поверхность скалы была стесана. Но для этого следовало соорудить строительные леса, а деревьев в этой местности почти нет. При отсутствии лесов можно было, не стесывая сразу всю поверхность, воспользоваться неровностями скалы и идти по ней, как по ступеням. В этом случае и каменотес, и резчик начинали с самого верха, вырубая первую ступень, а затем спускались все ниже и ниже. Но как в этом случае они могли определять нужные масштабы сооружения? Ведь одно дело размечать будущую постройку и вырубать ее, стоя на строительных лесах, и совсем другое – делать то же самое, повиснув над пропастью. Во всяком случае, опыт и умение архитекторов и резчиков по камню, создавших этот великолепный скальный мавзолей, вызывают почтительное преклонение.

За мавзолеем ущелье расширяется, и взору открывается незабываемая панорама. Территория Петры занимает большую площадь. От центра, где хорошо сохранились руины многочисленных зданий, уже не скальных, а выстроенных традиционным способом, из камня, она простирается на несколько километров. В центре города располагались рынок, курия – здание городского совета – и жилые дома. Главная улица, протянувшаяся с востока на запад через весь город, была проложена во времена римского владычества. По обеим ее сторонам тянется величественная колоннада. Западный конец улицы упирался в большой храм, а восточный заканчивался трехпролетной триумфальной аркой.

Высокие скалы, окружающие плато, сверкают в косых лучах солнца всеми оттенками красного цвета. Громадная, высотой в несколько сот метров, отвесная стена украшена великолепными, богато декорированными фасадами скальных сооружений, некоторые из них имеют по нескольку этажей. Вот Эд-Дейр, вырубленный в скале на вершине утеса монастырь – огромное здание шириной около 50 м и высотой более 45 м. Судя по вырезанным на стенах крестам, храм какое-то время служил христианской церковью. А неподалеку – высеченная в скалах копия трехэтажного римского дворца. Четыре ее двери ведут в пустые маленькие комнаты, назначение которых по-настоящему до сих пор неизвестно, хотя во всех туристских путеводителях это здание именуют Дворцовой усыпальницей. Далее еще одно сооружение, заметно выделяющееся своей величественностью среди других высеченных в скалах зданий Петры, – Урновая усыпальница, которая, как гласит греческая надпись на стене, в 446 г. использовалась в качестве христианской церкви.

В отвесных скалах высечены и жилые помещения (иногда в несколько этажей), и могильные склепы, уходящие в глубь скал. Некоторые скальные помещения являлись храмами. Единственный сохранившийся в Петре не скальный, а «наземный» храм Каср эль-Бинт был построен в I в. до н. э. Он посвящен Великой богине-матери, или, как ее называют арабы, Аль-Уцца. Святилище представляло собой сооружение размерами 27 х 27 м, с четырехколонным портиком.

Скальных склепов с архитектурным оформлением фасадов сохранилось в Петре несколько сотен. Древнейшими из них (от IV в. до н. э.) являются более простые и небольшие по размеру фасады, увенчанные по карнизу зубцами. Для более поздних сооружений характерны сложнейшие фасадные композиции, среди которых выделяется мавзолей римского центуриона, скульптурное изображение которого установлено высоко на фасаде в нише, рядом со статуями его сыновей. Лучше всего сохранились каменные фасады трехъярусных «царских» усыпальниц. Из-за цветного узора на фасадах эти усыпальницы иногда называют шелковыми гробницами.

В сооружениях Петры нет двух одинаковых фасадов. Огромный многовековой опыт создания скальных гробниц, передававшийся из поколения в поколение, позволял строителям каждый раз создавать абсолютно оригинальное произведение. Набатейские мастера легко восприняли античные формы и обогатили ими свои традиционные архитектурные приемы.

Петра – один из самых популярных туристических объектов Ближнего Востока. Тысячи людей приезжают сюда, чтобы воочию увидеть легендарный город народа набатеев, вышедшего из пустыни, осевшего здесь и за очень короткий промежуток времени создавшего поразительные произведения искусства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *